Астана 03:44
Женева 23:44
Нью-Йорк 17:44

Новости

Закрыть дверь ядерным испытаниям. Дарeл Дж. Кимбалл, Исполнительный директор

Дарел Кимбал, исполнительный директор Arms Control Association, вблизи испытательной площадки П-1 бывшего Семипалатинского испытательного полигона в Восточном Казахстане, Август, 2018 г.

 

Всем известно, что ядерное оружие использовалось в военное время дважды и имело ужасные последствия. Однако часто упускается из виду крупномасштабное послевоенное применение ядерного оружия: по меньшей мере восемь стран провели 2056 испытаний ядерных взрывов, большинство из которых были намного крупнее, чем бомбы, взорвавшие Хиросиму и Нагасаки. Только Соединенные Штаты взорвали более 1030 ядерных взрывов в атмосфере, под водой и под землей.

Сотни тысяч людей погибли, миллионы пострадали от болезней, связанных с радиацией, непосредственно вызванных последствиями ядерных испытаний. На то, чтобы понять глобальные масштабы страданий, ушло слишком много времени.

Секретность была приоритетом над безопасностью с самого начала, 70 лет назад, 29 августа 1949 года, когда Советский Союз провел свое первое ядерное испытание в Восточном Казахстане возле секретного города Семипалатинск-21. Власти понимали, что в результате этого испытания местное население подвергнется вредным радиоактивным выбросам, но это их не остановило, во имя национальной безопасности они проводили испытания, признав ущерб только после утечки информации в конце 1980-х годов, которая показала, что гораздо больше людей подверглись воздействию радиации и что последствия были намного серьезнее, чем Кремль признал ранее.

Согласно текущим оценкам Правительства Казахстана, в результате советских испытаний только в одном Казахстане пострадало около 1,5 миллиона человек. Исследование, проведенное казахстанскими и японскими врачами в 2008 году, показало, что население в районах, прилегающих к Семипалатинскому испытательному полигону, получило эффективную дозу 2000 миллизиверт радиации за годы испытаний. В некоторых горячих точках люди подвергались воздействию еще более высоких уровней. Для сравнения, среднестатистический американец подвергается воздействию около 3 миллизиверт радиации каждый год. Уровень заболеваемости раком среди людей, живущих в Восточном Казахстане, на 25‑30% выше, чем в других областях страны.

К 1989 году растущие опасения по поводу воздействия ядерных испытаний на здоровье заставили простых казахстанцев протестовать против испытаний и требовать моратория на их проведение.  Они сформировали антиядерное движение Невада-Семипалатинск. Массовое движение росло, вместе с ним росло и народное давление против испытаний, побудив казахстанские власти, в частности, Нурсултана Назарбаева, который на тот момент был президентом Советского Казахстана, окончательно прекратить все ядерные испытания в Семипалатинске 29 августа 1991 года.

5 октября 1991 года президент СССР Михаил Горбачев объявил однолетний мораторий на ядерные испытания, что привело к тому, что двухпартийная коалиция конгресса США представила законопроект, соответствующий прекращению советских испытаний. В 1992 году законопроект стал законом, несмотря на протесты президента Джорджа Буша-старшего. В следующем году под давлением лидеров гражданского общества и Конгресса президент Билл Клинтон решил продлить мораторий и начать переговоры по глобальномуДоговору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), которые привели к его подписанию в 1996 году.

ДВЗЯИ установил мощное табу на ядерные испытания. Глобальная поддержка договора, у которого в настоящее время насчитывается 184 подписанта, является сильной, и Международная система мониторинга договора работает слажено и является более функциональной, чем первоначально предполагалось. Сегодня впервые с 1945 года ни одно ядерное государство не имеет активной программы ядерных испытаний.

Тем не менее, дверь для дальнейших ядерных испытаний остается открытой. Несмотря на то что договор был подписан 184 государствами, его вступление в силу сдерживается восемью государствами, прежде всего США, Китаем и Северной Кореей, которые отказались ратифицировать пакт.

Положение усугубляется тем, что администрация Трампа обвинила Россию в мошенничестве в отношении ДВЗЯИ без предоставления каких-либо доказательств, ложно утверждая, что отсутствует ясность того, что именно запрещает ДВЗЯИ, и отказалась выразить поддержку вступления ДВЗЯИ в силу.

Учитывая действующий мораторий на ядерные испытания и подписи под договором, Вашингтон и Пекин уже несут большую часть обязанностей, связанных с ДВЗЯИ. Но их отказ ратифицировать договор означает, что ни они, ни другие не могут в полной мере воспользоваться преимуществами договора в плане безопасности, включая оперативные инспекции на объектах с целью лучшего обнаружения и сдерживания тайных ядерных испытаний.

Вступление договора в силу также предотвратит дальнейшее нанесение ущерба здоровью от ядерных испытаний и позволит ответственным государствам лучше справляться с опасным наследием ядерных испытаний. В Казахстане, например, доступ к обширной территории бывшего полигона остается ограниченным. Многие районы останутся непригодными до тех пор, пока радиоактивное загрязнение не будет устранено.

На Маршалловых островах, где в 1940-х и 1950-х годах Соединенные Штаты проводили массивные наземные ядерные испытания, несколько атоллов по-прежнему сильно загрязнены, местное население было перемещено, а некоторые захороненные радиоактивные отходы могут вскоре просочиться в океан. Конгресс США должен принять меры по включению людей, пострадавших от первых испытаний США в 1945 году, в программу мониторинга здоровья, учрежденную в соответствии с Законом о компенсации радиационного воздействия 1990 года.

Наше поколение должно действоватьв интересах безопасности будущих поколений и из уважения к людям, пострадавшим от ядерных испытаний. Настало время закрыть дверь на замок для ядерных испытаний, подтолкнув страны к ратификации ДВЗЯИ и к всеобъемлющему решению вопроса о разрушительном человеческом и экологическом ущербе эпохи ядерного оружия.

 

Публикация из журнала Arms Control Today раздела "News in Brief" является совместным проектом Центра международной безопасности и политики и The Arms Control Association.

Переведено с английского. С текстом на языке оригинала можно ознакомиться здесь.

 

Наш Twitter

Мы в Facebook